Причины отказа кандидатуры Турц&

July 23, 2004

 

Ле Фигаро, 23 июля 2004
Александр Дель Валле*

В то время как главы государств Европейского Союза начали переговоры о вступлении Турции в ЕС (этот переговорный процесс может быть прерван в любой момент) и в то время как параллельный рост исламизма беспокоит противников кандидатуры Турции, полезно проанализировать один за другим аргументы сторонников вступления Анкары.
Во-первых, утверждение что Турция исторически является европейской страной так же верно как то, что Франция является африканским государством, в качестве бывшей колониальной державы. Турция не является европейской страной ни по своей географии (за исключением Стамбула и Фракии) ни по своим нравам (исламская эндогамия, преступления чести, этно-религиозная дискриминация) ни даже по своему цивилизационному сознанию. Турки определяют себя как азиатский народ, чей золотой век совпадает с апогеем османской империи. Если малочисленное кемалистское меньшинство и жители богатых кварталов Стамбула чувствуют себя европейцами, жители трущоб Стамбула и Анкары считают себя более близкими по отношению к иракцам, чем к жителям Северной Европы или к своим соседям христианским грекам.

 

Во-вторых, ошибочно утверждать, что процесс европейской интеграции Турции является «необратимым», потому что Анкара подписала в 1963 договор об ассоциации, что Турция является членом НАТО и Совета Европы или потому что Турции было дано «обещание». НАТО и Совет Европы не являются предварительным этапом для вступления в ЕС. В ответ на официальный запрос о вступлении Анкары в 1987, на который был дан отрицательный ответ, Европейский Парламент принял резолюцию, которую скрывают сейчас, с требованием, чтобы предварительно признала армянский геноцид, улучшила положение религиозных меньшинств и курдов, а также вывела свои войска с территории Кипра. Это Анкара не выполнила требования ЕС, а не наоборот. Процесс интеграции не является должным и может быть прерван в любой момент по решению Брюсселя или использованием вето любым членом Евросоюза.
В-третьих, абсурдно интегрировать Турцию, чтобы показать, что Европа не является «христианским клубом» не отвергает мусульманского кандидата: разве требуют от Арабской Лиги принять в свой состав Израиль или Индию, чтобы доказать, что она не представляет собой «мусульманский клуб»? Эта постановка вопроса мешает понять сущность проблемы, потому это Турция должна доказать, что она не является «мусульманским клубом» : Париж насчитывает больше турок мусульман, чем вся Турция христиан (100 000). Турция является «очищенной» страной насчитывающей 99% мусульман после геноцида 1.5 миллиона армян христиан и ассирийцев (1916), и после изгнания более чем 2 миллионов греков в 1922, эти преступления никогда не были признаны Турцией, в то время как отрицание геноцида преподается в школе. Анкара продолжает отрицать существование ассирийского, католического и алевитского меньшинств.
В-четвертых, ошибочно утверждать, что Турция продолжает быть «светским исключением» и естественным союзником против исламизма благодаря наследию Ататюрка : новая Турция разрешает все, что отрицал Кемаль Паша – исламский платок, исламские партии, суфийские братства и обязательное преподавания ислама. Его законы против богохульства могли бы приговорить самого Ататюрка ! Развитие кемализма приостановилось в 50-60-х гг во время правительств Мендереса и Демиреля, он политически умер при Тургуте Озале, убежденном стороннике реисламизации : Озал отменил 163-ю статью конституции, запрещающую исламистские партии. Как можно называть светской страну, в которой 70% женщин носят хиджаб, в то время как государство содержит 90 000 имамов и тысячи мечетей, предписывает отмечать религию на удостоверении личности, запрещает доступ в высший эшелон государственной службы и вооруженных сил немусульманам, страну, которой управляет партия (AKП), образованная на базе исламистского движения, побеждавшего на выборах, начиная с начала 90-х годов (исламисты возглавляют практически все крупнейшие мэрии страны начиная с 1995) ? Шариат, исключенный из законодательства, продолжает доминировать в головах тех, кто проголосовал за АКП, или тех, кто прочитал бестселлер руководителя избирательной кампании АКП Дилипака под названием «Да здравствует шариат!».
В-пятых, сторонники интеграции Турции нам объясняют, что турецкие исламисты, пришедшие к власти принадлежат к «умеренному» крылу, что они поддерживают Запад и что они сохранят тесные связи с НАТО и Израилем. Однако, они забывают, что премьер министр Эрдоган и его министр иностранных дел Абдулла Гюль, выступая в Германии перед членами Социал-Демократической Партии, высказались за сохранение многоженства, отмечая, что «демократия – это не цель, а средство». Они также гордятся тем, что принимали в Стамбуле террориста и афганского полевого командира Гюльбуддина Хекматиара. Что касается связей с Израилем, Эрдоган предупредил, что он разорвет их, если Шарон будет продолжать «преследовать палестинцев». Американские союзники знают, что после войны в Ираке реисламизованная Турция не будет никогда сотрудничать с ними как в прошлом.
В-шестых, нам объясняют, что необходимо принять Турцию в ЕС чтобы помочь ей стать более демократичной. Европейский Союз является конечно «пространством мира и демократии», но он определен с цивилизационной точки зрения, а значит он прежде всего предназначен для народов, принадлежащих к иудейско-христианской культуре и сформированных под влиянием греко-латинской философии, народов, находящихся в Европе. Перед тем как «заняться» Турцией, Евросоюзу предстоит демократизировать много стран, а именно Украину, Белоруссию и Россию, европейский характер которых в отличие от Турции не вызывает никакого сомнения. Любой геополитический объект должен иметь четко обозначенные границы, без которых Евросоюз может превратиться в новую империю, которая будет расширяться до бесконечности. Доклады Европейской Комиссии (от 5 ноября 2003) и Европарламента (Оостландер от 17 апреля 2004) показали, что даже если Турция утверждает, что провела реформы, эти реформы не дали конкретных результатов : курды продолжают находиться в бесправном положении, суд подтвердил приговор курдских депутатов к пятнадцати годам лишения свободы. Христианским религиозным фондам запрещено заниматься сбором средств; инакомыслие наказывается более жестко, чем «преступления чести»; турецкие войска продолжают оккупировать Кипр и геноцид армян продолжает отрицаться (памятник высотой в 45 метров был недавно построен вблизи границы с Арменией для увековечивания «геноцида 150 000 турок мусульман, погибших от рук армян»). Если идентичность Европы состоит из защиты прав человека, признание геноцида армян и снятие азербайджанско-турецкой блокады, которая душит Армению, должны фигурировать на первом месте в «критериях Копенгагена», оговаривающих условия вступления Турции в ЕС.
А теперь проанализируем последствия интеграции Турции. Наши руководители не отдают себе отчета, что Турция в составе Евросоюза превратится доминирущим государством ЕС: начиная с 2020, Анкара будет иметь 100 турецких дипломатов, в большинстве своем исламистов в Европейском Парламенте (Франция – 72 депутата, Германия – 98); Турция будет крупнейшей военной и демографической державой ЕС (население скоро достигнет 100 миллионов и армия – 850 000 солдат).
Вступление Турции в Евросоюз послужит примером для других неевропейских государств. Почему тогда нужно отказать 200 миллионам тюркам Кавказа и Средней Азии или государствам Магриба? Евросоюз унаследует все геополитические конфликты (водные ресурсы, границы, меньшинства), которые Турция имеет со своими соседями. Также нельзя забывать, что Турция стала важнейшим центром центром наркобизнеса, незаконной торговлей оружием, а также подпольной переправки иммигрантов в Европу.
Сознают ли европейские политики, что ЕС будет граничить с радикальными режимами Ирана и Сирии, покровительствующими Хезболле; с Ираком, в котором полным ходом идет антизападный джихад Аль-Каиды; с Азербайджаном и Грузией, через которые исламистские террористы попадают в Чечню для ведения джихада ? Несмотря на это сторонники вступления Турции утверждают, что ее интеграция нам поможет предотвратить столкновение цивилизаций и исламистскую угрозу …
Европа станет шансом для турецкой демократии, говорят нам. Она станет прежде всего шансом для турецких исламистов, которые вынуждены пока «смягчать» их программу и терпеть союз с США и Израилем под давлением армии, которая контролирует страну. Когда-то раскритикованный Эрдоганом, «христианский клуб» стал единственным реальным союзником, способный демонтировать военно-кемалистский институт власти. Таким образом исламисты смогут, закончив декемализацию страны, смыть оскорбление, нанесенное в 1923 во время ликвидации Халифата и отмены шариата. Чтобы сохранить кемалистский светский режим, который восхваляют сторонники интеграции Турции, европейские руководители должны взвесить все «за» и «против» перед тем, как запустить процесс, который они не смогут больше контролировать. Иран является прецедентом, потому что Запад помешал шаху подавить исламскую революцию Хомейни.

Александр Дель Вале – геополитолог автор «Турция в Европе, троянский конь исламизма?»

Please reload

A la une

Alexandre del Valle sur BFM TV : gilets jaunes et crise franco-italienne, deux poids deux mesures du gouvernement français

February 9, 2019

1/4
Please reload